Главная Статьи Наследственное право ПРАВО НА ПРИНЯТИЕ НАСЛЕДСТВА




");obj.document.write("

");}

ПРАВО НА ПРИНЯТИЕ НАСЛЕДСТВА

СтатьиНаследственное право

ПРАВО НА ПРИНЯТИЕ НАСЛЕДСТВА
 

§ 1. Общие положения

 

В момент открытия наследства у лица, призванного к наследованию, возникает право на принятие наследства (так это право названо в ст. 1156 ГК РФ) или право наследования (так оно названо в ст. 1117, 1150, 1161 ГК РФ). Поскольку для возникновения у лица этого права необходимо не только открытие наследства, но и призвание лица к наследованию, а призвание зависит от многих обстоятельств (обнаружения завещания, непринятия наследства другими наследниками и т.д.), право на принятие наследства может возникать у разных наследников в разное время.

Содержанием права на принятие наследства является возможность наследника выбрать один из двух вариантов поведения: принять наследство или не принять его. Как выразился В.Т. Серебровский, содержание этого права исчерпывается предоставленным законом наследнику "альтернативным правомочием".

Оба правомочия осуществляются либо совершением односторонней сделки (подачей заявления о принятии наследства или об отказе от него), либо совершением конклюдентных действий. Если наследник воспользуется правомочием принять наследство, он приобретает право на наследство, т.е. субъективное гражданское право на наследственное имущество (п. 1 ст. 1152 ГК РФ - Исключение составляет наследование выморочного имущества (ст. 1151 ГК РФ): для приобретения Российской Федерацией права на выморочное наследство его принятие не требуется; наследственное имущество переходит к государству в силу открытия наследства при условии отсутствия или отпадения других наследников. Отказ от выморочного имущества не допускается (ст. 1157 ГК РФ). Акт принятия наследства имеет обратную силу: принятое наследство считается принадлежащим наследнику с момента открытия наследства (п. 4 ст. 1152 ГК РФ).

Право на принятие наследства необычно. С одной стороны, оно возникает у лица на основании самого факта открытия наследства и, казалось бы, в противоречии с принципом, закрепленным в п. 2 ст. 1 ГК РФ (лица приобретают субъективные гражданские права своей волей). С другой стороны, оно появляется именно ради соблюдения указанного принципа. Исключение права наследования из структуры наследственного правоотношения привело бы к тому, что субъективное право на наследственное имущество возникало бы у наследника помимо его воли, в силу открытия наследства. Чтобы не допустить этого, законодатель и помещает между открытием и приобретением наследства "промежуточное звено" - право на принятие наследства. Поэтому справедливо утверждение Ю.К. Толстого о том, что природа этого права позволяет отнести его "к числу так называемых Gestaltundsrecht, т.е. прав, содержание которых сводится к образованию другого права (прав на правообразование), что в какой-то мере сближает его с элементами правоспособности".

Праву наследования не корреспондирует обязанность конкретного лица. При осуществлении этого права наследнику противостоят все и каждый, обязанные не чинить ему препятствий. Поэтому рассматриваемое право следует отнести к группе абсолютных прав. Но в отличие от иных абсолютных прав, например права собственности, оно обеспечивает лицу не обладание имуществом, а возможность приобрести право на имущество.

Наследство принимается (и соответственно не принимается) только целиком, на что указывают п. 2 ст. 1152 ГК РФ и п. 3 ст. 1158 ГК РФ. Наследник не может ограничить принятое им наследство отдельной вещью или частью имущества, не может отказаться от части наследства, оставив себе другую. Единственное исключение из этого правила предусмотрено указанными выше статьями ГК РФ: наследник может выбрать, по какому основанию он принимает наследство или отказывается от него. Статья 1111 ГК РФ называет в качестве оснований наследования всего два: наследование по завещанию и наследование по закону. Выделение двух указанных (и только двух!) оснований традиционно для наследственного права. Однако в третьей части ГК РФ появились нормы, вызвавшие на практике бурную дискуссию по вопросам о том, сколько же оснований наследования существует и в каких случаях наследник может принять наследство "по частям"?

Повод для сомнений подали п. 2 ст. 1152 ГК РФ и п. 3 ст. 1158 ГК РФ, а также п. 3 ст. 1156 ГК РФ, из текста которых на первый взгляд следует, что оснований наследования "много", и наследник вправе принять "часть" наследства. Вот как рассуждают некоторые наследники, а вслед за ними и практикующие юристы: "Перечень оснований наследования в ст. 1152 ГК РФ не закрыт, поэтому наследник может сам выбрать ту статью раздела ГК РФ "Наследственное право", на основании которой он примет наследство". Чаще всего встречаются попытки принять наследство на основании ст. 1149 ГК РФ (т.е. в виде обязательной доли) и при этом отказаться от наследования по закону (например, на основании ст. 1143 ГК РФ). Такой выбор может быть выгоден наследнику, например, если он хочет получить обязательную долю из завещанной части имущества.

Встречается и иная ситуация. Нетрудоспособный наследник, имеющий право на обязательную долю, отказывается от наследования по закону в пользу другого наследника. Позже в составе наследства обнаруживается "старый" вклад в Сбербанке, право на получение которого не имеет наследник, получивший наследство, но имел бы наследник, отказавшийся от наследства. В такой ситуации отказавшийся наследник представляет нотариусу заявление о выдаче свидетельства о праве на наследство в виде обязательной доли и соглашение между наследниками о разделе наследства, по которому ранее отказавшийся наследник получает право на вклад. При этом наследник исходит из того, что обязательная доля наследуется по самостоятельному основанию, а отказался он от наследования по другому основанию - по закону.

Чтобы разрешить проблему, следует выяснить природу понятия "основание наследования", а затем истолковать спорные нормы ГК РФ.

Начнем с того, что основание наследования нельзя смешивать с основанием возникновения правоотношения (ст. 8 ГК РФ). Когда говорят о наследовании по завещанию или по закону, имеют в виду отнюдь не юридические факты, из которых возникает наследственное правоотношение (тем более что закон не является юридическим фактом). Анализ ГК РФ показывает, что понятие "основание наследования" введено для того, чтобы установить особый порядок призвания к наследованию. Глава 62 ГК РФ устанавливает такой порядок для наследников по завещанию, гл. 63 ГК РФ - для наследников по закону. Что касается остальных норм раздела ГК РФ "Наследственное право", то они делятся на две части. Одна часть норм применяется независимо от основания принятия наследства. Другая часть (очень незначительная) содержит альтернативу, причем всегда альтернативу между "наследование по завещанию" и "наследование по закону".

Несмотря на изменения в законодательстве, справедливым остается утверждение В.И. Серебровского: "Говоря о наследовании по закону и по завещанию, следует всегда помнить, что это деление имеет значение только в плоскости призвания данного лица в качестве наследника". Категория "основание наследования" позволяет установить логическую связь между общим учением о гражданском правоотношении и положениями о наследственном правопреемстве.

В свое время К.Д. Кавелин так описал смысл разграничения наследования по завещанию и по закону в качестве двух самостоятельных порядков перехода прав: "Если кто-то выразит свою волю относительно перехода к другим лицам, после его смерти, принадлежащих ему прав и обязанностей по имуществу и обязательствам... а те, в чью пользу он сделал распоряжение, изъявят готовность исполнить его волю, то такой переход прав и обязанностей после смерти юридически ничем не будет разниться от перехода прав и обязанностей при жизни передающего... Переход имущества и обязательств от одного лица к другому, по случаю прекращения существования, только тогда представляет характеристические особенности, когда совершается помимо воли лица, переставшего существовать, в силу закона, т.е. согласно с установленным законом порядком и условиями"

Б.Л. Хаскельберг называет наследование в порядке наследственной трансмиссии (наряду с наследованием по праву представления) специальным основанием наследования. К сожалению, в указанной работе автор не приводит аргументы в пользу этой позиции. Если она основана на том, что для наследования в порядке трансмиссии необходимо наступление особого условия - смерти трансмиттента до принятия им наследства, то специальными основаниями наследования следует признать и наследование всеми очередями наследников, кроме первой: вторая и последующие призываются при особом условии - отсутствии принявших наследство наследников предыдущих очередей. Представляется, что во всех указанных случаях речь идет об одном основании - наследовании по закону, основании, которому можно противопоставить только наследование по завещанию.

Перейдем к анализу спорных положений, помещенных в п. 1 ст. 1152 и п. 3 ст. 1158 ГК РФ: "При призвании наследника к наследованию одновременно по нескольким основаниям (по завещанию и по закону или в порядке наследственной трансмиссии и в результате открытия наследства и тому подобное) наследник может принять наследство, причитающееся ему по одному из этих оснований, по нескольким из них или по всем основаниям".

1. Согласно императивному правилу ст. 1111 ГК РФ оснований наследования только два. Поскольку указанная статья помещена в гл. 61 ГК РФ "Общие положения о наследовании", изложенное в ней правило является принципом, исключения из которого не могут предполагаться, а должны быть выражены в законе expresis verbis. В статьях 1152 и 1158 ГК РФ прямо упоминаются только два основания наследования: по завещанию и по закону.

2. Альтернатива между наследованием в порядке трансмиссии и наследованием в результате открытия наследства - не есть альтернатива между двумя основаниями наследования. Речь идет о двух наследствах, поскольку право на принятие наследства в порядке наследственной трансмиссии не входит в состав наследства, открывшегося после смерти такого наследника (п. 1 ст. 1156 ГК РФ)

3. Введение любого нового основания наследования явится исключением из правила ст. 1111 ГК РФ. Нормы-исключения не могут предполагаться. Поэтому недопустимо предполагать, что есть иные, помимо прямо указанных в ГК РФ, основания наследования, скрывающиеся за выражением "и тому подобное" в п. 1 ст. 1152 (п. 3 ст. 1158) ГК РФ. Это выражение может толковаться лишь как указание на потенциальную возможность введения законодателем иных исключений из правила ст. 1111 ГК РФ.

Обратимся к п. 3 ст. 1156 ГК РФ ("Право наследника принять часть наследства в качестве обязательной доли не переходит к его наследникам"), со ссылкой на который высказывается мнение о возможности наследования имущества по частям. Использование выражения "часть наследства" указывает не более чем на тот очевидный факт, что обязательная доля всегда составляет только часть наследственной массы и что право на эту часть носит личный характер и не может переходить к другим лицам.

Таким образом, de lege lata оснований наследования только два: наследование по завещанию и наследование по закону. De lege ferenda увеличивать число оснований наследования нецелесообразно, поскольку это усложнит упорядочение наследственных отношений, а потому ослабит защиту интересов участников оборота. В то же время нельзя не отметить, что формулировки п. 2 ст. 1152 ГК РФ (п. 3 ст. 1158 ГК РФ) и п. 3 ст. 1156 ГК РФ некорректны, и законодатель должен их изменить.

 

§ 2. Принятие наследства путем совершения сделки

 

Первым способом принятия наследства является подача заявления нотариусу по месту открытия наследства (п. 1 ст. 1153 ГК РФ). Поскольку подача такого заявления - действие, целью которого является выражение воли на принятие наследства, его следует рассматривать как одностороннюю сделку. Поэтому к принятию наследства путем подачи заявления применяются правила ГК РФ о сделках.

Наследство должно быть принято без условий и оговорок. Сделка считается совершенной под условием, если наследник указал обстоятельство, в зависимости от наступления (не наступления) которого он принимает наследство (ст. 157 ГК РФ). Обычным примером принятия наследства под условием является указание на поведение других наследников: принимаю, если А. откажется, если Б. не примет и т.п. Оговорка - замечание, касающееся содержания и других элементов сделки, а не ее действия: принимаю определенную часть имущества, принимаю с определенной целью и т.д. Требование безусловности сделки направлено на упрощение и без того весьма сложных отношений между наследниками. Оно императивно и не знает исключений. Однако следует помнить, что сделку не порочат condiciones juris - условия, повторяющие положения закона - поскольку они действуют независимо от упоминания о них в тексте сделки. Например, Л., не являющийся наследником по закону, подал нотариусу заявление: "Принимаю наследство при условии, что я буду упомянут в завещании". Условие лишь повторяет ст. 1119 ГК РФ.

Учитывая, что принятие наследства может породить для наследника не только права, но и обязанности, воля наследника не может предполагаться и должна быть выражена expresis verbis. Исключением является заявление о выдаче свидетельства о праве на наследство. Законодатель резонно исходит из того, что лицо, желающее оформить наследственные права, желает и приобрести их, поэтому подача указанного заявления рассматривается как подача заявления о принятии наследства. Требование о том, что воля наследника на принятие наследства должна быть ясно выражена, косвенно подтверждается абз. 3 п. 1 ст. 1153 ГК РФ - при принятии наследства через представителя полномочие на принятие должно быть специально предусмотрено в доверенности.

Хотя наследство рассматривается как единое целое, сами наследники не создают правовой общности. Принятие наследства осуществляется каждым наследником самостоятельно и в своем интересе. На практике возник вопрос: могут ли наследники подать совместное заявление о принятии наследства? Принятие наследства не может быть сделкой нескольких лиц: совершая сделку, каждый наследник осуществляет право на приобретение наследства, а это право принадлежит лично ему. С формальной точки зрения (можно ли содержание нескольких сделок изложить в одном документе) ответ будет таким же - нельзя. Этот вывод следует из грамматического толкования п. 2 ст. 1153 ГК РФ, в которой указывается на заявление наследника (в единственном числе). Требование закона оправдано с практической точки зрения, т.к. любое усложнение наследственного отношения увеличивает вероятность правовых конфликтов.

Принятие наследства - сделка, для которой установлена простая письменная форма. Нотариус, к которому обращается наследник, не удостоверяет сделку, а принимает заявление, т.е. информацию о сделке. Сделка по принятию наследства может быть совершена лично или через представителя. Доверенность на принятие наследства должна включать специальное указание на это полномочие.

Для устранения сомнений на практике законодатель специально оговорил возможность совершения сделки с помощью фактического посредника или нунция (nuntius - посыльный) (абз. 2 п. 1 ст. 1153 ГК РФ). Нунций - это лицо, призываемое для передачи объявленной воли, поэтому в отличие от представителя его воля и волеизъявление не имеют правового значения для совершения сделки. Единственное, что он должен уметь, - передать волю лица, совершившего сделку. Если наследник не может (болен, находится в другом городе и т.д.) или не желает лично зайти к нотариусу, ведущему наследственное дело, он может прислать надлежаще оформленное заявление с любым лицом, даже малолетним. Обычно в качестве, если так можно выразиться, профессионального нунция, выступают организации связи. Для заявления, передаваемого с посыльным, установлено специальное требование: подпись на нем должна быть засвидетельствована нотариусом.

Свидетельствование подписи как нотариальное действие имеет целью представить всем заинтересованным лицам доказательство того, что сделка совершена именно наследником. Нельзя не признать, что решение законодателя входит в противоречие с нотариальным законодательством, а самое главное, с потребностями оборота. Проблема заключается в следующем.

Свидетельствуя подпись на документе, нотариус обязан проверить соответствие его содержания законодательству (ст. 80 Основ). Удостоверяя сделку, нотариус не только проверяет ее соответствие закону, но разъясняет участникам ее смысл и проверяет, соответствует ли содержание сделки действительному намерению участников (ст. 54 Основ). Свидетельствование подписи на документе, отражающем содержание сделки, как видим, превращается в усеченное нотариальное удостоверение этой сделки. Что происходит на практике? Большинство нотариусов, следуя интересам наследников и правилам кодекса профессиональной чести, разъясняют наследникам смысл и последствия принятия наследства, т.е., по сути, удостоверяют сделку.

Требование о свидетельствовании подписи, а не об удостоверении сделки, имеет еще один дефект. Представим, что нотариусу по месту открытия наследства по почте поступило написанное наследником собственноручно заявление о принятии наследства. Подлинность подписи на заявлении не засвидетельствована. Принял ли наследник наследство? Да. Ведь свидетельствование подписи - элемент оформления письменной сделки, и в силу п. 2 ст. 160 ГК РФ его отсутствие лишает наследника права в подтверждение факта совершения сделки ссылаться на свидетелей, не более того (но это в случае возможного спора и не потребуется, поскольку есть письменное доказательство факта совершения сделки - собственноручное заявление наследника).

Таким образом, несоблюдение правила о свидетельствовании подписи под заявлением наследника само по себе не порождает для него негативных последствий. А вот процесс оформления наследственных прав при этом может усложниться. Во-первых, вероятность ошибок при составлении заявления, если наследник действует самостоятельно. Во-вторых, нотариус, получив такое заявление, должен включить наследника в круг претендующих на наследство, не имея возможности проверить достоверность изложенной в документе информации. Проблемы можно устранить, указав недействительность сделки последствием несоблюдения требований об оформлении заявления либо приведя ст. 1153 ГК РФ в соответствие с практикой, т.е. введя нотариальную форму сделки по принятию наследства.

 

§ 3. Принятие наследства

путем совершения фактических действий

 

Часто наследник, не сделав явных заявлений, ведет себя по отношению к наследственному имуществу, как если бы он был его собственником (пользуется имуществом, заботится о его сохранении и т.п.). Со времен римского права такие действия (pro herede gestio - действие в роли наследника) рассматриваются как действия, свидетельствующие о намерении наследовать. Подобный способ принятия наследства - фактическое принятие - предусмотрен и российским законодательством (п. 2 ст. 1153 ГК РФ). Особенностью фактического принятия наследства является то, что действия наследника не направлены непосредственно на принятие наследства, они имеют самостоятельные цели, но их характер позволяет прийти к выводу о выражении в них воли наследника на приобретение наследственного имущества. Действия такого рода в цивилистике называются конклюдентными (facta concludentia). Поскольку воля наследника в конклюдентных действиях лишь предполагается, пусть и с высокой степенью вероятности, законодатель устанавливает презумпцию фактического принятия наследства. Важно подчеркнуть, что в данном случае предполагается воля на принятие наследства. Воля наследника на совершение действия в отношении наследственного имущества (вступление во владение, управление и т.д.) должна быть не предполагаемой, а очевидной.

При фактическом принятии наследства речь не идет о наделении лица имуществом помимо его воли, поскольку презумпция действует только до тех пор, пока не доказано иное. Специальных требований к доказыванию иного не установлено, поэтому наследнику, чтобы опровергнуть презумпцию, достаточно заявить о непринятии наследства (см. об этом далее).

По ГК РСФСР 1964 г. фактические действия, свидетельствующие о принятии наследства, определялись как "вступление во владение" (ст. 546 ГК РСФСР). Под "владением" в данном случае понималось отнюдь не только фактическое господство над вещью (тем более, что в состав наследства могли входить не только вещи, но и иные объекты гражданских прав, в отношении которых использовать понятие "владение" невозможно). Выражение "вступление во владение" наследственным имуществом трактовалось практикой расширительно и включало, по сути, любые действия наследника в отношении имущества. Такое толкование содержалось в п. 12 Постановления Пленума ВС РФ от 23 апреля 1993 г. N 2 "О некоторых вопросах, возникающих у судов по делам о наследовании": "Под фактическим вступлением во владение наследственным имуществом, подтверждающим принятие наследства (ст. 546 ГК РСФСР), следует иметь в виду любые действия наследника по управлению, распоряжению и пользованию этим имуществом, поддержанию его в надлежащем состоянии или уплату налогов, страховых взносов, других платежей, взимание квартплаты с жильцов, проживающих в наследственном доме по договору жилищного найма, производство за счет наследственного имущества расходов, предусмотренных ст. 549 ГК РСФСР, или погашение долгов наследодателя и т.п. При этом следует иметь в виду, что указанные действия могут быть совершены как самим наследником, так и по его поручению другими лицами в течение 6 месяцев со дня открытия наследства".

Толкование, данное в свое время Верховным Судом РФ, воспринято законодателем в п. 2 ст. 1153 ГК РФ. При этом понятие "вступить во владение" используется наряду с такими, как управление, сохранение имущества, оплата долгов наследодателя и т.д. Таким образом, по действующему законодательству понятие "вступление во владение" наследством не требует расширительного толкования и должно толковаться буквально, как осуществление фактического господства над входящими в наследство вещами, сопряженное с отношением к ним как к своим. Следует помнить и о том, что приведенный в ст. 1153 ГК РФ перечень действий, свидетельствующих о принятии наследства, открыт.

Анализ практики, связанной с фактическим принятием наследства, выявил несколько проблем. Обратимся к их рассмотрению.

1. В силу буквального смысла ст. 1152 ГК РФ вступление наследника во владение любой вещью из состава наследства, управление любой его частью рассматривается на практике как принятие наследства. Это правило должно строго исполняться, поскольку оно является проявлением одного из принципов наследственного права - принципа универсальности наследственного правопреемства (ст. 1110 ГК РФ). Например, при разрешении наследственного спора суд счел, что нельзя говорить о фактическом вступлении А. во владение наследственным имуществом, поскольку принятые А. личные вещи отца не являлись наследственным имуществом, наследство же состояло лишь из дома и надворных построек. Верховный Суд РФ отменил решение, указав, что оно противоречит требованиям закона, поскольку к наследственному имуществу относится любое принадлежавшее наследодателю на день открытия наследства имущество, включая вещи, имущественные права и обязанности (Определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 20 октября 2003 г. N 22-В03-5). В то же время присутствие наследника на похоронах и поминках не признается на практике обстоятельством, свидетельствующим о принятии наследства

2. Если наследник проживает в месте нахождения наследства, а зарегистрирован по месту жительства в ином месте, для признания его принявшим наследство имеет значение фактическое вступление во владение, а не место регистрации. Н., будучи зарегистрирована по месту жительства в поселке Горская, фактически проживала в Санкт-Петербурге с сыном в квартире, принадлежавшей ему на праве собственности. После его смерти Н. считается принявшей наследство, поскольку она действительно вступила во владение наследственным имуществом. Фактическое вступление во владение наследством доказывается справками жилищно-эксплуатационных организаций и т.д.

3. Регистрация по месту жительства создает презумпцию фактического принятия наследственного имущества, если оно находится в указанном месте. Презумпция может быть опровергнута в установленном порядке.

По истечении 6 месяцев после смерти О. выяснилось, что ее муж Д. зарегистрирован по месту жительства в Калининграде в доме, принадлежавшем О., но уже 10 лет постоянно проживает у дочери в Московской обл. и в Калининграде не появлялся. Можно ли признать его принявшим наследство только на основе факта регистрации? Регистрируясь по месту жительства, гражданин указывает место, в котором он постоянно или преимущественно проживает. В силу принципа добросовестности участников гражданского оборота, пока не доказано иное, следует считать, что гражданин проживает по месту регистрации, а значит, вступил во владение находящимся в этом месте наследственным имуществом. Поэтому нотариус обоснованно признает наследника принявшим наследство в том случае, если тот представит справку о регистрации по месту нахождения наследственного имущества.

4. Наследник, обладавший с наследодателем имуществом на праве общей собственности, считается вступившим во владение и соответственно принявшим наследство ipso jure, поскольку общие собственники совместно владеют, пользуются и распоряжаются общим имуществом (п. 1 ст. 244, ст. 246, 247 ГК РФ). Указанное правило нельзя распространить на те случаи, когда наследник обладает правомочием владения и/или пользования имуществом, принадлежавшим наследодателю. В частности, члены семьи собственника жилого помещения, имеющие право пользования помещением на основании ст. 31 ЖК РФ, не могут считаться принявшими наследство ipso jure, т.е. только в силу наличия этого права. Если такой член семьи собственника проживал отдельно от собственника, он должен принять наследство, подав заявление об этом или совершив действия, перечисленные в п. 2 ст. 1153 ГК РФ.

Этот вывод основан на различии между общей собственностью и вещным правом в отношении чужой вещи. Право общей собственности каждого сособственника распространяется на всю вещь целиком, смерть одного сособственника не меняет отношение других к вещи как к своей. Поэтому пережившему сособственнику и не нужно совершать какие-либо действия, чтобы доказать вступление во владение общим с наследодателем имуществом. Обладатель же вещного права на принадлежавшее наследодателю имущество отнюдь не должен относиться к этому имуществу как к своему, фактическое принятие им наследства должно подтверждаться в общем порядке: справкой о регистрации по месту жительства, справкой о фактическом проживании по месту нахождения наследственного имущества и т.п.

5. О принятии наследства свидетельствует любой акт распоряжения им (продажа вещей, сдача жилья в наем и т.д.). Совершение таких действий рассматривается в качестве доказательства отношения к наследству как к своему имуществу. Нельзя при этом не обратить внимания на то, что распоряжение наследственным имуществом до оформления наследственных прав может осуществляться наследником только в интересах всех наследников.

6. Принятием наследства признается хранение принадлежавших наследодателю документов (сберегательной книжки, документов на автомобиль и т.д.). Нельзя не согласиться с тем, что многие из документов не составляют имущества как такового, а лишь подтверждают права наследодателя на имущество. Однако хранение документов следует рассматривать как принятие мер по сохранению наследственного имущества (конечно, если они попали к наследнику до истечения срока для принятия наследства). Не может свидетельствовать о принятии наследства нахождение у наследника свидетельства о смерти наследодателя, поскольку оно не имеет непосредственного отношения к наследству.

В подтверждение факта принятия наследства могут приводиться любые доказательства, поскольку правил об их допустимости закон не устанавливает. Обычно фактическое принятие наследства подтверждается справками государственных органов и уполномоченных организаций (налоговых органов, жилищно-эксплуатационных организаций и т.д.). Однако возможности нотариуса по сбору и оценке доказательств ограничены. В частности, он не может принимать в качестве доказательств свидетельские показания.

Даже если наследник, принявший наследство путем совершения конклюдентных действий, не является к нотариусу лично, но в наследственном деле есть документы, подтверждающие принятие им наследства, нотариус обязан при оформлении наследства другими наследниками учесть его долю (как принято говорить, "оставить ее открытой"). Если наследник не сможет представить нотариусу документы, подтверждающие принятие наследства, этот факт может быть установлен судом в порядке особого производства. Спор о праве гражданском, возникший при принятии наследства, разрешается в исковом порядке.

 

§ 4. Непринятие наследства путем

совершения сделки (отказ от наследства)

 

Наследник может не принять наследство, совершив одностороннюю сделку - отказ от наследства. К такому отказу применяются правила о сделках. Как и при принятии наследства, право на отказ принадлежит лицу в том случае, если имели место факт открытия наследства и призвание наследника к наследованию. Отказ возможен независимо от того, принял наследник наследство или нет (п. 2 ст. 1157 ГК РФ). Иначе говоря, даже приняв наследство, наследник может "передумать" и отказаться от него. Сам же отказ не может быть впоследствии изменен или взят обратно (п. 3 ст. 1157 ГК РФ). Отказ, как и принятие, осуществляется в отношении всего наследства целиком, однако наследник имеет право отказаться от наследства только по одному из оснований: по закону либо по завещанию (п. 3 ст. 1158 ГК РФ). Как и принятие наследства, отказ от него должен быть безусловным (п. 2 ст. 1158 ГК РФ). Отказ осуществляется путем подачи заявления об отказе. Порядок подачи такого заявления совпадает с порядком, установленным для подачи заявления о принятии наследства (ст. 1159 ГК РФ).

Отказ от наследства ведет к невозможности приобретения наследственного имущества, поэтому воля наследника на отказ должна быть выражена expresis verbis. В частности, опасно использовать формулировку "на наследство не претендую". Она двусмысленна, поскольку на практике часто используется для подтверждения наследниками того, что они не принимали наследство путем совершения фактических действий. Надежнее всего формулировка, повторяющая текст закона: "отказываюсь от наследства". Для защиты имущественных прав несовершеннолетних, недееспособных или ограниченно дееспособных граждан отказ от наследства, когда они являются наследниками, допускается с предварительного разрешения органов опеки и попечительства (п. 4 ст. 1157 ГК РФ).

Традиционным для наследственного права является положение о том, что отказ от наследства может быть совершен с указанием лиц, в пользу которых он осуществляется (направленный отказ) и без указания таковых (обезличенный отказ). Отказ в пользу конкретного лица означает, что у этого лица возникает право на принятие наследства в доле, приходившейся на отказавшегося наследника (ст. 1161 ГК РФ). А поскольку из закона следует, что отказ может быть совершен в пользу нескольких лиц, доля, которая приходилась бы отказавшемуся наследнику, будет поделена между ними (конечно, при условии, что они примут наследство). При этом нет оснований отказать наследнику в праве "распределить" свою долю между лицами, в пользу которых он отказался от наследства.

Хотя наследник сам выбирает вид отказа, в некоторых случаях направленный отказ невозможен. Во-первых, если все имущество завещано. Следует признать, что если завещатель распределил все наследство между назначенными им наследниками, отказ в пользу кого-либо (в том числе и кого-либо из этих наследников) будет изменением воли завещателя по воле наследника, что противоречит принципу приоритета воли завещателя. То же касается второго случая невозможности направленного отказа: если наследнику подназначен наследник, то вопрос о наследовании при отказе наследника уже решен завещателем, и направленный отказ от наследства невозможен. И, наконец, в-третьих, невозможен направленный отказ от обязательной доли, поскольку право на нее носит личный характер.

В силу п. 1 ст. 1158 ГК РФ отказ допускается в пользу лиц "из числа наследников по завещанию или наследников по закону любой очереди, не лишенных наследства (п. 1 ст. 1129), в том числе в пользу тех, которые призваны к наследованию по праву представления или в порядке наследственной трансмиссии (ст. 1156)".

Буквальное толкование закона приводит к выводу о том, что при выборе из числа наследников по закону лиц, в пользу которых наследник отказывается от наследства, он не связан очередностью призвания их к наследству. Например, сын наследодателя, независимо от наличия других наследников первой очереди, может отказаться от наследства в пользу двоюродной правнучки наследодателя. Однако практика отнеслась к указанному толкованию с недоверием, тем более неожиданным, что соответствующие положения ранее действовавшей ст. 550 ГК РСФСР толковались таким же образом, а потому рассматриваемое правило нельзя назвать новым. Представляется, что проблема в значительной степени спровоцирована тем, что наследники, "обойденные" при отказе, оценивают правило как несправедливое, предлагая ограничительное его толкование (отказ возможен только в пользу наследников призванной к наследованию очереди).

Поддержка такой позиции в науке (см. работы К.Б. Ярошенко) основана на утверждении о том, что законодатель не имел цели дать лицу право на выбор наследника, который будет наследовать вместо него, а значит, отказ от наследства не может нарушать очередность, установленную законом. В этом доводе есть логика. Действительно, допуская отказ в пользу любого наследника, законодатель признает тем самым, что право на принятие наследства может быть передано лицу по сделке. Это не соответствует характеристике права на принятие наследства как неотчуждаемого права, переход или возникновение которого возможен только в силу закона. Однако означает ли это, что в данном случае законодатель не преследовал особой цели, ради которой и сделал исключение из общего правила? Представляется, именно о таком исключении и идет речь в ст. 1158 ГК РФ.

Вспомним еще раз, что такой порядок отнюдь не новелла законодательства, он существовал даже в советские времена, когда права в области наследования были существенно ограничены. Наследственное право теснее, чем другие подотрасли гражданского права, связано с нравственными понятиями и основанными на них бытовыми традициями общества. Однако юридический инструментарий в принципе не может учесть все разнообразие оттенков человеческих взаимоотношений, не может обладать той гибкостью, которую требует моральное чувство. Так, устанавливая очереди наследников, законодатель может исходить только из общих представлений о том, кто ближе наследодателю. Но там, где это возможно, законодатель пытается сделать механизм правового воздействия чувствительнее. В наследственном праве это достигается, в частности, благодаря принципу свободы завещания. Частично это можно обеспечить и введя "свободу" направленного отказа от наследства. Предполагается, что наследник, отказываясь от наследства, будет действовать разумно и добросовестно. Поэтому правило, закрепленное в п. 1 ст. 1158 ГК РФ следует признать обоснованным.

Еще одну проблему, связанную с направленным отказом, иллюстрирует следующая ситуация. Наследодатель - Д., трансмиттент - сын Д., трансмиссар - жена сына (невестка наследодателя). Может ли наследник Д. - его второй сын - отказаться в пользу невестки Д.? Ю.К. Толстой отвечает на вопрос отрицательно, исходя из того, что отказ в пользу трансмиссара может быть совершен лишь в том случае, если трансмиссар независимо от смерти трансмиттента входит в круг наследников, которые могут быть призваны к наследованию после наследодателя (в приведенном примере - после Д). Но если это так, то оговорка в ст. 1158 ГК РФ "в том числе в пользу тех, которые призваны к наследованию... в порядке наследственной трансмиссии" утрачивает самостоятельное значение (ведь трансмиссары - наследники по закону, а о наследниках по закону в статье и так упомянуто). Однако толкование, результатом которого является недопустимый вывод о наличии в законе бессмысленных положений, является неверным. Представляется, что в силу ст. 1158 ГК РФ отказ может быть совершен в пользу любых лиц, призванных к наследованию в результате открытия наследства.

Отказ в пользу внуков наследодателя возможен только в случае призвания их к наследству, т.е. если их родители умерли раньше наследодателя.

Указывая при направленном отказе лиц, в пользу которых осуществляется отказ, необходимо указать и их родство с наследодателем. Это необходимо для установления соответствия сделки закону.

 

§ 5. Фактическое непринятие наследства

 

Непринятие наследства имеет место при бездействии наследника (отсутствии волеизъявления, направленного на принятие наследства, и фактических действий, свидетельствующих о принятии наследства). Кроме того, оно может быть установлено и в силу опровержения презумпции фактического принятия наследства (п. 2 ст. 1153 ГК РФ).

Сравним непринятие наследства с отказом от него. Отказ - сделка, заявление о непринятии наследства лишь подтверждение определенных обстоятельств. Отказ бесповоротен, в то время как не принявший наследство наследник имеет право принять его впоследствии. Отказ от наследства прекращает право наследника на принятие наследства, а потому смерть наследника не создает отношений наследственной трансмиссии; смерть наследника, не принявшего наследство, по определению имеет последствием наследственную трансмиссию. По истечении срока для принятия наследства отказ может быть совершен только в судебном порядке, а для опровержения презумпции принятия наследства этого не требуется.

Закон не содержит специальных указаний о том, кто, в течение какого срока и в каком порядке может опровергать факт принятия наследства. Однако это не значит, что "доказывать иное" может кто угодно, когда угодно и как угодно. Рассмотрим проблему подробнее.

Опровергать презумпцию фактического принятия наследства может лицо, имеющее в этом законный интерес, т.е. сам наследник и третьи лица (другие наследники). Если речь идет о самом наследнике, то он должен лишь подтвердить путем подачи заявления, что в его конклюдентных действиях отсутствовала направленность на принятие наследства. На этот случай практика даже выработала формулу: "на наследство не претендую, обращаться в суд с заявлением о восстановлении срока для принятия наследства не намерен". Такое заявление может быть подано в порядке, аналогичном для подачи заявлений о принятии наследства (п. 1 ст. 1153 ГК РФ).

Третьим лицам опровергнуть презумпцию фактического принятия наследства сложнее, ведь они должны оспорить содержание воли иного лица. Поскольку возможности нотариуса в части исследования доказательств ограничены, презумпция по общему правилу может быть опровергнута только в судебном порядке. Например, в вышеприведенном примере (по истечении 6 месяцев после смерти О., выяснилось, что ее муж Д. зарегистрирован по месту жительства в Калининграде в доме, принадлежавшем О., но уже 10 лет постоянно проживает у дочери в Московской обл. и в Калининграде не появлялся) наследники О., не согласные с тем, что Д. принял наследство, имеют право предъявить к нему иск о признании права на наследство. При установлении того, что Д., хотя и зарегистрирован по месту жительства в Калининграде, тем не менее не вступил во владение наследством, суд может удовлетворить требования истцов. В исключительных случаях, при возможности рассматривать факты как очевидные (не требующие доказательств), нотариус может считать факт принятия наследства опровергнутым на основе имеющихся в наследственном деле доказательств. Представляется, что именно так следует интерпретировать практику, на которую ссылаются Т.И. Зайцева и П.В. Крашенинников: гражданин, находящийся в местах лишения свободы, несмотря на то что он состоит на регистрационном учете по месту жительства, не может считаться принявшим наследство путем совершения фактических действий. Для принятия наследства он должен подать заявление в порядке ст. 1153 ГК РФ.

Заявление наследника, имеющее целью опровергнуть презумпцию принятия наследства, следует отличать от отказа от наследства, поскольку, как было показано выше, эти способы непринятия наследства имеют разные правовые последствия. На практике стандартной является следующая ситуация. Наследник, проживавший совместно с наследодателем и не желающий принимать наследство (обычно для того, чтобы оно досталось другому наследнику), делает заявление: "На наследство не претендую". Такое заявление обычно без колебаний расценивается нотариусом как доказательство непринятия наследства, что нельзя признать обоснованным.

Рассмотрим пример. Наследники (пережившая супруга и сын) проживали вместе с наследодателем. После открытия наследства сын взял принадлежавшие наследодателю ценности, продал их, а деньги потратил. Позднее, узнав о том, что наследство обременено суммой невозвращенного кредита, и желая освободиться от обязанности по уплате долга, он пишет заявление: "На наследство не претендую". Очевидно, что в данном случае речь идет об отказе от наследства. Такое заявление не может быть принято по истечении срока, установленного для принятия наследства. В любом случае опровержение презумпции принятия наследства связано с оценкой намерений лица в момент совершения фактических действий. Практически это означает, что при сомнениях по поводу изначальных намерений наследника, в том числе при наличии возражений других наследников, нотариус не может считать факт непринятия наследства доказанным только на основе заявления самого наследника.

Следует подчеркнуть, что смешение непринятия наследства и отказа от него особенно опасно, если соответствующее заявление поступило от наследника по истечении срока для принятия наследства: ведь в этом случае отказ возможен только в судебном порядке (п. 2 ст. 1157 ГК РФ).

Обратимся к несколько иной ситуации: требование признать, что наследник фактически не принял наследство, заявляют третьи лица. Следует согласиться с мнением К.Б. Ярошенко о том, что такое требование может быть заявлено ими только после смерти наследника. "Воля наследника на непринятие наследства точно так же, как и на отказ от него, как уже отмечалось, должна быть при жизни подтверждена им лично. В силу ст. 263 ГПК РФ требовать установления юридического факта допустимо при невозможности получения заявителем в ином порядке надлежащих документов. Исходя из того, что наследник при жизни сам вправе выразить свою волю и доказывать факт непринятия наследства, можно прийти к выводу, что у других заинтересованных лиц такое право возникает только после смерти наследника" .

 

§ 6. Наследственная трансмиссия

 

Право наследника на принятие наследства может перейти к другому лицу в силу закона (ст. 1156 ГК РФ). Если наследник, имеющий право на принятие наследства, умер, не успев им воспользоваться, это право переходит к его наследникам. Такой переход называется наследственной трансмиссией, наследник, право которого переходит, называется трансмиттентом, наследник, к которому право переходит - трансмиссаром.

Право на принятие наследства в порядке наследственной трансмиссии переходит к трансмиссару, а потому является производным от права трансмиттента. Это означает, что: 1) трансмиссар получит его только в том случае, если трансмиттент к моменту смерти имел это право (не был лишен его по закону или по завещанию и не отказался от него), 2) трансмиссар получит не более того, что мог получить трансмиттент. Если право на принятие наследства в порядке трансмиссии перейдет к нескольким трансмиссарам, то они вместе смогут наследовать только то, что причиталось бы трансмиттенту. Наследственную трансмиссию следует отличать от случаев: 1) возникновения у наследника самостоятельного права наследования (что имеет место в результате открытия наследства, непринятия или отказа от наследства со стороны других наследников, отстранения их от наследования); 2) наследования по праву представления; 3) возникновения у наследника права на наследство.

Право на принятие наследства, переходящее в порядке трансмиссии, не входит в состав наследства, открывшегося после смерти трансмиттента (последнее предложение п. 1 ст. 1156 ГК РФ). Иначе говоря, трансмиссар получает два независимых друг от друга права на принятие двух самостоятельных наследственных масс. Например, после смерти Р. у его брата П. возникло право на принятие наследства. П. умер, не успев принять наследство. В результате у сына П. возникло право на принятие наследства, оставленного его отцом П. (право возникло в результате открытия наследства), и право на принятие наследства, оставленного его дядей Р. (право перешло сыну в порядке наследственной трансмиссии). Указанное правило имеет важные практические последствия: долги трансмиттента и наследодателя не смешиваются. Обращаясь к трансмиссару (в нашем примере - сыну П.), кредиторы наследодателя (в нашем примере - Р.) не могут требовать удовлетворения своих требований за счет наследства, оставленного трансмиттентом, а кредиторы трансмиттента, соответственно, не могут претендовать, чтобы расчеты с ними производились за счет имущества, полученного трансмиссаром после наследодателя, т.е. Р. (п. 2 ст. 1175 ГК РФ).

Сказанное позволяет еще раз обратиться к толкованию п. 1 ст. 1152 ГК РФ и п. 3 ст. 1158 ГК РФ в той части, в которой они касаются принятия (отказа от) наследства, полученного в порядке наследственной трансмиссии. В приведенном выше примере сын П. может принять наследство после отца (П.) и отказаться от наследства, оставленного Р., и наоборот. Однако в любом случае он примет одно или другое наследство (после Р. или после П.) целиком. Содержание указанных норм ГК РФ логически вытекает из правила п. 1 ст. 1156 ГК РФ о том, что право на принятие наследства в порядке трансмиссии не входит в состав наследства трансмиттента, из этих норм отнюдь не следует, как указывалось выше, что наследственная трансмиссия является особым основанием наследования.

На практике возникли сложности при определении круга наследников, получающих право наследования в порядке наследственной трансмиссии. В частности, потребовал толкования п. 1 ст. 1156 ГК РФ ("право на принятие причитающегося ему наследства переходит к его наследникам по закону, а если все наследственное имущество было завещано - к его наследникам по завещанию"). Кем должно быть завещано "все имущество"? Если признать, что наследодателем, то ст. 1156 ГК РФ теряет смысл в том случае, когда трансмиттент не оставил завещания. Но толкование, приводящее к утверждению бессмысленности закона, недопустимо, иначе говоря - это неверное толкование. Поэтому остается признать, что в указанной статье речь идет о завещании трансмиттента. К тому же выводу приходим при толковании нормы в свете принципа приоритета воли наследодателя. Если завещатель (трансмиттент) выразил волю на то, чтобы все, что он имел, перешло конкретным лицам, то переход к этим лицам и права на принятие наследства будет более соответствовать его воле, чем переход этого права наследникам трансмиттента по закону.

Независимо от того, является ли трансмиссар наследником трансмиттента по закону или по завещанию, наследование в порядке трансмиссии является разновидностью наследования по закону. Именно по закону, поскольку порядок такого наследования не может быть изменен волей трансмиттента. К наследникам трансмитента по завещанию право на принятие наследства переходит не потому, что оно им завещано, а потому, что закон включил их в круг наследников - трансмиссаров.

Получив от трансмиттента право на принятие наследства наследодателя, трансмиссар становится наследником наследодателя наряду с его "собственными" наследниками (в нашем примере - наряду с наследниками Р.). Трансмиттент может в общем порядке принять или не принимать наследство, отказаться он него, в его пользу от наследства может отказаться другой наследник Р., трансмиссар на общих основаниях участвует в разделе наследства.

 

§ 7. Сроки осуществления права на принятие наследства

 

Законом установлены сроки для реализации права на принятие наследства, а именно срок принятия наследства (ст. 1154 ГК РФ) и срок отказа от него (п. 2 ст. 1157 ГК РФ). Введение названных сроков необходимо для устранения неопределенности в отношении наследственного имущества. С этой точки зрения срок для реализации права наследования должен быть как можно короче. В то же время наследникам необходимо предоставить достаточно времени для принятия решения и совершения необходимых действий, в том числе с учетом традиции траура. Опыт подсказал "компромиссный" срок - 6 месяцев с момента открытия наследства. Для тех, кто призывается к наследству только в результате непринятия его другими наследниками, срок удлиняется на три месяца. Если право наследования возникает у лица в результате отказа другого наследника или отстранения наследника (ст. 1117 ГК РФ), то такое лицо получает для принятия (отказа от) наследства 6 месяцев, отсчитываемых от момента возникновения у него права наследования.

Срок для принятия (отказа от) наследства исчисляется в общем порядке. Поскольку он определен периодом, к нему применяются правила ст. 191 ГК РФ и ст. 192 ГК РФ: срок начинает течь на следующий день, после даты, которой определено его начало, и поэтому заканчивается в соответствующее число (соответствующее дате, которой определено начало срока) последнего месяца срока. Например, наследство открылось 2 марта. Срок для принятия начинается 3 марта и заканчивается в соответствующий день последнего месяца, т.е. 2 сентября. Если наследник приобрел право наследования в результате непринятия наследства другими наследниками (например, брат наследодателя призывается к наследованию, потому что наследство не приняли дети наследодателя), то для него срок начнется со дня окончания 6-месячного срока, т.е. со 2 сентября, и закончится в соответствующий день через три месяца, т.е. 2 декабря.

Если наследник приобрел право наследования в результате отказа другого наследника (например, сын наследодателя отказался в пользу брата), то для брата срок начнется со дня отказа, например 5 августа, и закончится в соответствующий день последнего месяца срока, т.е. 5 февраля следующего года. При наследственной трансмиссии право трансмиттента переходит к трансмиссару, а не возникает у него, поэтому при таком переходе срок для принятия наследства продолжает течь. Однако закон предоставляет трансмиссару льготу: остаток срока, если он составляет менее трех месяцев, удлиняется до трех месяцев. Например, наследство открылось 2 марта. Наследник умер, не успев принять наследство, 15 апреля. Право на принятие наследства без изменений перешло к его сыну. Сын может осуществить право наследования до 2 сентября включительно. Если бы трансмиттент умер 15 августа, право на принятие наследства, перешедшее к его сыну (трансмиссару), прекратилось бы 15 ноября.

Спорным является вопрос о сроках опровержения презумпции принятия наследства. Закон молчит по этому поводу. К.Б. Ярошенко высказала мнение о том, что в данном случае следует применять сроки, установленные для сходных ситуаций, т.е. для принятия наследства и отказа от него. De lege ferenda такой подход оправдан, неопределенность относительно наследственных прав не может сохраняться долго. Но вряд ли такой вывод следует из закона. Презумпция фактического принятия наследства введена в интересах наследника, а потому правила о ней должны толковаться в его пользу. Поскольку закон прямо не указывает иное, заявление, опровергающее презумпцию принятия наследства, может быть сделано наследником как до, так и после истечения срока, установленного для принятия наследства. Иначе говоря, ГК РФ не ограничивает во времени возможность опровержения презумпции принятия наследства. Однако следует иметь в виду, что по прошествии времени доказательства стираются, и опровергнуть презумпцию становится сложнее.

Некоторую сложность представляет вопрос о моменте принятия наследства (отказе от него) в случае передачи заявления с посыльным. Рассмотрим проблему на примере казуса, имевшего место в практике одного из нотариусов Челябинской обл. Два наследника первой очереди явились к нотариусу по месту своего жительства. Один из них обратился к нотариусу за удостоверением подписи под заявлением об отказе от наследства, а затем отдал заявление представителю другого наследника для вручения нотариусу, ведущему наследственное дело по месту открытия наследства (в другом городе). До того, как отказ был доставлен нотариусу, отказавшийся наследник успел явиться к нему лично и сделать заявление о принятии наследства. Через некоторое время к нотариусу явился представитель другого наследника и передал заявление об отказе. Можно ли считать, что отказ имел место?

Принятие наследства путем подачи заявления и отказ от наследства есть односторонние сделки. Односторонняя сделка считается совершенной в момент, когда ее субъект в надлежащей форме изъявил волю (п. 2 ст. 154 ГК РФ). Поскольку для принятия и отказа не установлена нотариальная форма, воля считается изъявленной в момент придания ей простой письменной формы, т.е. в момент подписания соответствующего заявления. Но будет ли разумно считать, что для принятия или отказа достаточно только составить заявление? Поскольку принятие и отказ от наследства относятся к сделкам, нуждающимся в восприятии другими лицами, для произведения правового эффекта такие сделки должны быть доведены до сознания заинтересованных лиц.

Итак, между совершением сделки и наступлением ее правового эффекта может пройти определенное время, и, как выразился в одной из работ И.Б. Новицкий, было бы "проявлением излишней строгости" запретить лицу, совершившему одностороннюю сделку, отменить ее до момента возникновения правового эффекта сделки.

Односторонняя сделка становится бесповоротной только после доведения ее до сведения заинтересованного лица. В случае принятия (отказа от) наследства круг заинтересованных лиц некоторое время не может быть определен, и обращение к каждому из них невозможно. Чтобы устранить эту проблему, законодатель устанавливает специальный порядок: в соответствии с п. 1 ст. 1153 ГК РФ соответствующее заявление должно быть подано нотариусу по месту открытия наследства. Момент подачи нотариусу заявления следует считать моментом доведения содержания сделки до сведения заинтересованных лиц, а правовой эффект принятия (отказа от) наследства не должен наступать ранее подачи заявления в установленном порядке. Конечно, нотариус при этом выступает в качестве должностного лица, а отнюдь не становится участником гражданско-правового наследственного отношения.

Возвращаясь к приведенному выше казусу, следует признать, что наследник принял наследство до того, как акт отказа породил правовой эффект, и тем самым не допустил возникновения правового эффекта сделки по отказу от наследства. Поэтому отказ не имел места.

Нередко нотариусы по истечении 6-месячного срока предлагают наследникам отложить оформление наследственных прав на срок пробега почтовой корреспонденции. Эта практика обоснована. Заявление, отправленное нотариусу через организацию связи в последний день срока, считается поданным в срок (ст. 194 ГК РФ). То же правило применяется, если заявление послано не в последний день срока, а раньше, но получено нотариусом за пределами 6-месячного срока. Этот вывод следует из правила логического толкования "кому разрешено большее, разрешено и меньшее": если правомерна отсылка заявления в последний день срока, то отсылка в более ранний срок тем более допустима, как меньшая неисправность. Пункт 2 ст. 194 ГК РФ содержит норму-исключение, а потому не может толковаться расширительно. Отсюда следует, что заявления, поданные нотариусу по истечении 6-месячного срока через иных, помимо организаций связи, лиц (через представителей и т.д.), считаются поданными с пропуском установленного срока.

Сроки, установленные для принятия наследства и отказа от него, следует отнести к срокам существования прав. Это означает, что по истечении срока соответствующее право прекращается, сам срок не подлежит перерыву и приостановлению, а восстановлен может быть только в исключительных случаях, указанных в законе. По истечении установленных сроков правовое положение наследников получает, если так можно выразиться, завершенный вид (каждый из них либо принял наследство, либо не принял, либо отказался от него), круг наследников определяется, и можно приступать к оформлению и разделу наследства.

Практика показывает, что наследники нередко пропускают срок для принятия наследства. Закон предусматривает возможность восстановления пропущенного срока. Поскольку восстановление срока затрагивает интересы наследников, законодатель резонно полагает, что при согласии последних "опоздавший наследник" может принять наследство в любое время. Такое принятие осуществляется в обычном порядке, с особенностями, описанными в п. 2 ст. 1156 ГК РФ. Если к моменту принятия уже выданы свидетельства о праве на наследство, они аннулируются и взамен выдаются новые, с учетом прав "опоздавшего" наследника. Соответственно вносятся изменения в запись о государственной регистрации прав на недвижимость, если таковые были ранее сделаны.

Если согласие наследников получить невозможно, "опоздавший" наследник должен обратиться в суд с просьбой восстановить срок для принятия наследства и признать его принявшим наследство. Срок может быть восстановлен при наличии двух обстоятельств: 1) срок пропущен по уважительной причине; 2) обращение наследника в суд имело место в течение 6 месяцев с момента отпадения причин пропуска срока. Введение в закон специальной оговорки о том, что восстановление срока для принятия наследства возможно только по заявлению самого наследника, оправдано и исключает имевшиеся ранее споры о том, можно ли продлить срок для принятия наследства умершему наследнику.

Понятие "уважительность причины" - оценочная категория. В отступление от принципиального положения цивилистики о том, что право принимает во внимание цель действия, но не его мотивы, суду придется оценивать и мотивы поведения наследников. Признание причины пропуска срока уважительной зависит не только от личности наследника, обстоятельств, в которые он попал, но и от традиций соответствующей местности или общности. Например, как подтверждают нотариусы, в глубинке до сих пор бытует представление, что 6-месячный срок установлен для траура, а потому наследник обращается с заявлением после истечения этого срока. Причину пропуска срока в подобной ситуации можно "уважить". В то же время мотив непринятия наследства в срок нельзя признать извинительным в следующей распространенной ситуации: наследник не принял наследство, полагая его стоимость незначительной, но просит восстановить срок для принятия, так как обнаружилась дорогостоящая часть наследства.

При вынесении положительного решения суд должен соблюсти требования п. 1 ст. 1155 ГК РФ, т.е.: 1) восстановить срок для принятия; 2) признать наследника принявшим наследство; 3) определить доли наследников в наследственном имуществе; 4) при необходимости принять меры по защите прав наследника в отношении его доли и признать ранее выданные свидетельства о наследстве недействительными. Как показывает практика, суды нередко пренебрегают этими требованиями, нарушая интересы наследников и внося сумятицу в деятельность нотариусов.

Отказ от наследства после установленного срока возможен только в судебном порядке. Это объясняется в первую очередь интересами кредиторов наследодателя. Такой отказ допускается только при условии, что наследник принял наследство путем совершения фактических действий. Иначе говоря, если наследник принял наследство путем подачи заявления или не принял его, отказ после истечения срока невозможен. Рассмотрим пример. По истечении 6-месячного срока наследник узнал, что мог не просто устраниться от наследования, но отказаться в пользу конкретного лица. Наследник просит применить аналогию закона (правила о восстановлении срока для принятия наследства) и восстановить срок для отказа, так как ГК РФ прямо это не запрещает. Применение аналогии в данном случае невозможно. Это объясняется тем, что правило о восстановлении срока существования права является исключением (законодатель запрещает восстановление срока для отказа от наследства во всех случаях, кроме одного - прямо предусмотренного п. 2 ст. 1157 ГК РФ), а нормы-исключения не могут предполагаться или применяться по аналогии.

Возможность признать наследника отказавшимся от наследства не ставится в зависимость от срока, в течение которого сделано подобное заявление. Суд оценивает лишь уважительность причин пропуска срока.

Статья подготовлена при содействии Рассказовой М.Ю.

Наследование 


Юридическая помощь

Бесплатная юридическая консультация осуществляется в разделе юрист онлайн, где на ваши вопросы ответят, юристы, адвокаты юридического центра.

06.08.2012, 18591 просмотр.


Публикации по теме
Как проверить квартиру на юридическую чистоту
Возможен ли отказ от отцовства?
Защита прав при дарении и наследовании.
Право собственности по наследству.
Лишение родительских прав и восстановление в родительских правах
Сделки с землей
Необходимость переоформления земельного участка, предоставленного в пожизненное наследуемое владение или постоянное (бессрочное) пользование
Ограничение оборотоспособности земельных участков
Отмена налога на имущество, переходящего в порядке наследования или дарения
Споры по применению норм наследственного права



Горячая линия "Юридической помощи"
Срок давности исполнительного производства дел, передаваемых судебным приставам
Как и когда платится госпошлина за регистрацию права собственности?
Исправительные работы: что нужно знать об этом виде наказания?
Беременная на испытательном сроке: можно ли ее уволить?
Как правильно составить заявление о приеме на работу?
 
 



Контакты
По вопросам сотрудничества и другим вопросам по работе сайта пишите на cleogroup[собака]yandex.ru


Юрист online
Договор дарения долей в квартире
судебная практика
Автотранспорт
регистрация по месту проживания
порча имущества
Соседские вещи в подъезде
"Условный номер" - почему?
сдать комнаты
сотовая связь
Порча имущества,хулиганство
причинение вреда здоровью
оформление квартиры в собственность
Электронная почта
Оформление собственности
Договор купли-продажи квартиры
Порча имущества
долевое участие
Имеют ли право дочери Томары на наледования части/доли квартиры своей родной Бабушки?
Проблемы коммуналки
Оформление дарственной

Снос домов
Карамышевская наб., д. 22, к. 1
Колхозная ул., д. 68
Докучаев пер., д. 10
Мценская ул, д 6
Юных Ленинцев ул., д. 33
Энтузиастов ш., д. 20б
Руставели ул., д. 3, к. 6
Сухаревская Б. пл., д. 16/18, стр. 3
Борисовские пруды ул, д 17
Ленинградское ш., д. 8
Дубровская 1-я ул., д. 6б
Полярная ул., д. 13, к. 4
Беломорская ул., д. 24
Нагорная ул., д. 8
Измайловская пл., д. 5, к. 2


Справочник
Законодательство
Публикации
Контакты | Услуги | Карта портала
Copyright © 2007- Юридический портал «dogovor-info.ru»
По вопросам сотрудничества и другим вопросам по работе сайта пишите на cleogroup[собака]yandex.ru